КОНТЕКСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ИРРЕАЛЬНОЙ МОДАЛЬНОСТИ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

CONTEXTUAL FEATURES OF THE IRREAL MODALITY IN THE RUSSIAN LANGUAGE

АСТАЩЕНКО Елена Васильевна

ASTASHCHENKO Elena Vasilyevna

Балтийский гуманитарный журнал, № 1(34) 28.02.2021

Аннотация:
Методологическим приёмом статьи является систематизация функций сослагательного наклонения и конструкций ирреального сравнения в русском языке преимущественно начала XX века. Целью исследования выбрано уяснение многоуровневого проявления модальности текста - от грамматического до эстетического. Традиционная в отечественной теории текста дифференциация модальности на объективную и субъективную позволяет выявить и продемонстрировать контекстные особенности каждой из них. Результатом исследования представляется система функций ирреальной модальности с учётом стиля речи. С усилением эстетической роли и собственно художественной, инобытийной составляющей в словесности появляются союзы сначала реального, затем ирреального сравнения, особенно в постепенно секуляризирующейся светской литературе. В свою очередь, из позднего фольклора литература заимствует сослагательное наклонение, искони создающее объективную ирреальную модальность сказок. В эпоху модерна очевидна экспансия ирреальной модальности, преимущественно объективной. Хотя чрезмерно распространены и конструкции с союзами ирреального сравнения, в которых превалируют союзы и частицы, произошедшие от форм будущего времени, над частями речи, произошедшими от имперфекта. Впоследствии конструкции, характерные для модерна, аналогичные европейскому «будущему в прошедшем», конструирующие альтернативную реальность, вытесняются в раннем авангарде повелительным наклонением второго лица, с иллокутивным актом призыва к изменению наличествующей реальности. Но позже в советской культуре начинает преобладать повелительное наклонение третьего лица с частицей «пусть», а во второй половине XX века его вытесняет повелительное наклонение третьего лица с частицей «пускай», которая может быть рассмотрена не только в качестве формообразующей, но и как модальная, близкая по значению к безэквивалентной русской частице «авось».

Ключевые слова:
модерн,ирреализм,объективная модальность,субъективная модальность,модальность текста,акт коммуникации,сослагательное наклонение,конструкции ирреального сравнения,модальные частицы,иллокутивный акт
Description:
The paper attempts to build a system of functions of the Russian subjunctive mood and irreal comparison constructions. The purpose of the article is to analyze the multi - level text modality (from an application of a modality-based semantic grammar to an aesthetic). The distinction between objective and subjective modality allows to identify their contextual features. There wasn’t an irreal modality in old Russian texts. But number of irreal signs had been rising since the aesthetic, art role of written language enhanced. Meanwhile the objective unreal modality of fairy tales was created by the subjunctive mood in Russian folklore. The unreal modality had reached its apotheosis in modern style fin de siècle. The irreal comparison constructions also were widespread, especially that came from the future tense form. But there were also Russian rare "imperfect" relicts. Subsequently, grammar constructions typical of art Nouveau, similar to the European "future in the past", creating an alternate reality, replaced by the imperative mood second person, with the illocutionary act of calling for change to the existing reality in the early avant-garde and by the imperative mood third-person with a particle of "pust’" in the mid-twentieth century, with the word "puskay", that gave its peculiar connotation and that was used not only as a formative particle, but also as a modal particle, resonant with a non-equivalent particle «avos’».

Key words:
modern,irrealism,objective and subjective modality,text modality,communication act,subjunctive mood,irreal comparison constructions,illocutionary act,perlocutionary act,modal particles